Прокуратура отказала в возбуждении уголовного дела по факту применения пыток. Защита обратилась в суд.

Дело К. Ж.уулу продолжается с февраля 2017 года. Утром 24 февраля утром его привезли в отделение милиции Сулайман-Тоо,  УВД  г.Ош, где допрашивали и держали до 23 часов, а потом отпустили домой. По объяснительной написанной К.Ж уулу, прокурору г.Ош, которая проверяла его заявление о пытках, на следующий день около 6 часов утра его вновь из дома вывезли в здание УВД, завели в один из кабинетов на втором этаже. Его допрашивали несколько оперативных работников, требовали, чтобы он признался в убийстве.

Как указано в его объяснительной прокурору города, надевали черный целлофановый пакет на голову. Били по груди и животу.  Выражались нецензурно ("уят создор айтышты"). Он даже потерял сознание. В этот день его держали в кабинете целый день до вечера. Не давали кушать и пить воду. Вечером, когда у него уже потемнело в глазах и он стал плохо соображать сказал, «что скажете, в том я буду сознаваться». Тогда один из работников милиции позвонил следователю и сказал, что «бала болгон ишти толугу менен мойнуна алды…»

Такие объяснительные имеются в материалах об отказе уголовного дела.

При поступлении в ИВС УВД у К.Ж. уулу были зафиксированы кровоподтеки на плечах, он жаловался на боли в грудной клетке слева, был поставлен диагноз: «Кровоподтёки обеих плеча. Ушиб мягкой ткани левой грудной клетки». По тяжести нанесен легкий вред здоровью. Как указано в диагнозе, повреждения могли быть получены в срок по датам задержания парня.

Не добившись справедливого разрешения своего дела по пыткам, К.Ж.уулу обратился в Правозащитное Движение «Бир Дуйно Кырыгзстан».

Адвокаты подали жалобу в Ошский городской суд на постановление прокурора об отказе в возбуждении уголовного дела по факту пыток К.Ж.уулу.

В жалобе отмечается, что прокурор не исследовал все обстоятельства дела.

В ходе проверки не установлено время задержания К.Ж.уулу в отделении милиции  Сулайман-Тоо,  и здании УВД  г.Ош,  в качестве кого тот был туда доставлен, сколько времени он в них  находился, был ли ему предоставлен адвокат, были ли разъяснены ему его права и обязанности.

Были ли соблюдены требования статьи 24 Конституции КР, об обеспечении безопасности, возможности правовой защиты с момента лишения свободы? 

Уголовно-процессуальным кодексом предусмотрено, что подозреваемый имеет право на защитника с первого допроса, а при задержании — с момента фактического доставления его в орган дознания. Протокол задержания должен быть составлен не позднее трех часов с момента фактического доставления задержанного. Что такое «фактическое задержание»? Это момент лишения свободы передвижения лица, в отношении которого имеется обоснованное подозрение в совершении преступления.

Из объяснительной К.Ж.уулу усматривается, что его о якобы совершенном преступлении допрашивали оперативные сотрудники. Прокурор не исследовал как это соответствует уголовно-процессуальному кодексу, где   четко указано, что допросы проводят следователи правоохранительных органов

Прокурор не устранил противоречия между отдельными экспертными заключениями.

«Пытка», согласно статье 143 УК Кыргызской Республики, и международному законодательству, означает не только и не сколько телесные повреждения, но и любое действие, которым лицу умышленно причиняется сильная боль или страдание, физическое или нравственное.

Прокурор не исследовал и не дал правовую оценку фактам применение физических или психических страданий к задержанному,  оперативными работниками милиции с целью получения сведений или признаний, запугивания и принуждения к определенным действиям.

В жалобе в городской суд защита просит признать незаконным постановление городской прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела.

Работа по оказанию помощи осуществляется по проекту "Защита прав жертв пыток и жестокого обращения" поддержанного Фондом добровольных взносов ООН для помощи жертвам пыток. Проект реализует ОО Правозащитное Движение "Бир Дуйно Кыргызстан".