Ошский городской суд вынес приговор шестерым врачам по обвинению в ненадлежащем исполнении профессиональных обязанностей, приведших к смерти пациентки — 12-летней девочки. Суд признал врачей виновными, но в связи с истечением срока давности, они освобождены от уголовной ответственности. Обе стороны имеют право на обжалование приговора. Четверо врачей работают в Ошской межобластной детской клинической больнице и двое на городской станции скорой медицинской помощи (ССМП).

j2

Тяжелые воспоминания

«Я слышала, как мне говорят, что из-за смерти ребенка я рассуждаю необъективно. Со стороны врачей и их адвокатов были попытки обвинить меня в смерти моего ребенка. Прошло полтора года и я могу трезво оценивать ситуацию. По недосмотру врачей скорой помощи и детской областной больницы я потеряла единственного ребенка», - начала свой рассказ Чинара Токторова. Невысокая, худая женщина в платке, на ее лице усталость и горе, но она старается держаться, уже почти не плачет, говорит по существу, в руках папка с тремя медицинскими заключениями, из буклета видны цветные фотографии девочки-подростка с сияющей улыбкой.

Вечером 7 января 2018 года дочке Бермет стало плохо, она жаловалась на боли в области желудка, у нее была тошнота и рвота. Потом вроде полегчало и девочка уснула. Днем девочка осталась с бабушкой, Чинара была на работе, постоянно звонила домой и спрашивала о ее состоянии. Женщина отпросилась с работы и пришла в три часа дня домой, сварила рисовый отвар для ребенка. Вечером состояние девочки ухудшилось, она жаловалась на головокружение. Чинара постелила ей постель на полу, ложась, девочка потеряла сознание. «Я стала звать ее, кричать. Сразу же позвонила в скорую». Вызванная скорая помощь приехала через 20-30 минут. После осмотра врач дал капли корвалола. На вопрос матери, что ей всего 12 лет, он сказал, что ей станет легче и рекомендовал купить новокаин. Скорая уехала. Женщина купила лекарство, дочка вновь потеряла сознание.

Вызывая повторно скорую помощь, женщина услышана грубый ответ, что врач уже выезжал по этому адресу. Но женщина настояла, чтобы бригада приехала еще раз. Приехавшая врач-женщина даже не подошла к девочке, провела осмотр на расстоянии. Только после настойчивых просьб матери отвезти ребенка в больницу, врач согласилась. «Перед выходом я попросила врача измерить давление дочери. Она измерила, оказалось 90 на 50, сердце врач не слушала. Врач сказала сделать укол папаверина, на мой вопрос: «Отчего этот укол?», она ответила, что дочке станет легче. Фельдшер сделал укол. Врач сказала, чтобы дочка сама пошла к машине. Я просила, чтобы ее положили на носилки, так как ребенок был ослаблен. Но они отказали».

По дороге врач показывала водителю дорогу в Ошскую межобластную детскую клиническую больницу. Девочка стала задыхаться, на просьбу матери о помощи, он ответил, что женщина просто паникует и ничего не предпринял. «Потом я уже узнала, что это была реакция на укол папаверина, у дочки было низкое давление, еще укол, поэтому началась одышка. Девочка нуждалась в подключении кислородного аппарата для дыхания, он был в машине. Не было оказалось аппарата ЭКГ для проведения реанимационных действий», - вспоминает Чинара.

Врачи скорой и больницы не сделали промывание желудка ни дома, ни потом в больнице. По словам матери, в карте врач первой скорой написал, что сделал промывание. Врач второй скорой сделала запись, что укол папаверина сделан по настоянию матери. «Как я могла настаивать? Я даже не знала значение этого препарата. Я просила помочь».

Собранный консилиум поставил диагноз - «ацетонемическая рвота». Заболевание связывали с возможным пищевым отравлением. От назначенного лечения состояние девочки не улучшалось.

Чинара Токторова рассказала, что ее не пускали к ребенку, жаловалась на отношение врачей, что через несколько часов ребенка перевели из реанимации в обычную палату. «Когда я переодевала дочку, зашел врач и сказал медсестре, что хватит нас баловать, пора переводить в общую палату. На мои просьбы оставить нас в реанимации, он не согласился».

Все время заставляли девочку передвигаться самостоятельно. Когда она в очередной раз потеряла сознание по дороге в туалет, мать сказала, чтобы ее перевели в реанимацию. Девочка провела ночь в зале реанимации.

На следующее утро 10 января девочку перевели в изолятор, так как она пугалась манипуляций, которые медики проводили над другими детьми. Матери врачи сказали, что нужны кардиолог и инфекционист. Родственники поехали за врачами, из частной кардиоклиники привезли ЭКГ-холтер. Девочку вновь перевезли в зал реанимации.

Под вечер матери сказали принести сменную одежду, но внутрь к девочке ее не пустили. Женщина стучала в дверь, открыла санитарка, сказала, что возле девочки врачи и запретила матери заходить внутрь. Дверь закрылась. Лечение продолжилось.

«Потом меня завели к ней, она лежала на кушетке с закрытыми глазами. Возле нее два врача. Я зову ее по имени: «Бермет, дочка». Она лежит с закрытыми глазами. Я не понимаю, что с ней», - с плачем вспоминает Чинара. Ее вывели в коридор, она продолжала звать ребенка.

Проведя в больнице 43 часа, девочка скончалась. У нее было сердечное заболевание, а у не подозревали пищевое отравление. Когда поняли, что нужно делать, оказалось слишком поздно.

«Эти два дня навсегда в моей памяти. За 43 часа меня к ней пустили 3 раза на 5 минут. Дочка говорила, что когда ей трудно дышать, возле нее никого не было. Они смотрели на нее, но не подходили к ней. Как жестоко они отнеслись к ней...»

Против системы

Родные девочки обратились в Министерство здравоохранения и к руководству больницы с просьбой отстранить врачей от занимаемых позиций, но те получили лишь выговоры и продолжают работать. Обращение в Генеральную прокуратуру было перенаправлено в Ошскую областную прокуратуру, затем все материалы были переданы в УВД г.Ош. По факту смерти ребенка было возбуждено уголовное дело и шестерых врачей (двоих со станции скорой помощи и четверых из детской облбольницы) привлекли в качестве обвиняемых.

По словам Чинары, в период следствия со стороны врачей было давление, была развернута кампания с целью обвинить мать, что из-за ее неправильных действий состояние девочки ухудшилось, что привело к смерти.

В суде врачи и их адвокаты повторяли, что родные отказались от проведения вскрытия, которое помогло бы установлению точного диагноза. Некоторые врачи признали свою вину частично, ссылаясь на недостаточный уровень профессионализма. Другие врачи настаивали на том, что действовали правильно и просили у суда оправдания. Один из врачей напомнил, что сейчас в месяц Рамазан принято прощать друг друга, он добавил, что врачи не заслуживают такого наказания, которое для них озвучил гособвинитель (4-5 лет лишения свободы). В суде врачи и адвокаты выражали соболезнования семье девочки. Адвокат одного из подсудимых добавил, что его клиент готов возместить моральный и материальный ущерб.

Свои обвинения мать девочки обосновывает выдержками из комиссионной экспертизы, которую они подавали по установлению диагноза врачами. В документах говорится, что врачами была дана неправильная оценка тяжести состояния ребенка, пациентка была оставлена в опасности, ей не была оказана своевременная квалифицированная медицинская помощь. Врачи ненадлежащим образом выполняли свои обязанности. Они не обратили внимание на признаки острой сердечной недостаточности. Надо было экстренно вызвать кардиохирурга...

«У пациентки был шанс на спасение...»

В заключении перечислены все медицинские ошибки, которые можно было избежать:
- «Объем оказания медпомощи при первом визите врачей скорой помощи не адекватен тяжести состояния».
- «Имела место поздняя госпитализация».
- «Смерть могла быть условно предотвратимой».
- «Благоприятный исход был возможен при условии своевременного и правильного оказания медпомощи в первые часы болезни».