Позиция правоохранительных и судебных органов в деле 30-летнего Илхома У. однозначна: «Пыток не было». Защита продолжает обжаловать отказы, чтобы добиться возбуждения уголовного дела по факту применения пыток и жестокого обращения, готовится жалоба в Верховный суд.

Днем в апреле прошлого года к Илхому подошли несколько человек и попросили отвезти их в аэропорт. Так как они были гражданами соседней республики, они попросили таксиста позвонить их знакомому по телефону, чтобы он присоединился к ним. Они прождали час этого человека. Когда он приехал, то Илхом сказал, чтобы ему оплатили за ожидание 270 сомов. Возникла словесная перепалка, таксисту оплатили за ожидание и дело завершилось.

Но на следующий день к Илхому подошли двое сотрудников милиции и сообщили, что ему надо проследовать в отделение милиции сельской управы Нариман Кара-Суйского района. Когда Илхом приехал в милицию, его стали допрашивать, обвиняя в вымогательстве и краже. Из показаний Илхома: «На меня кричали матом, избивали ногами и руками. Сотрудник обмотал свои руки бинтом и стал бить меня. Когда он уставал, садился на стол, пил воду и продолжал избиение. Он колол меня шилом, плевал мне в лицо. Он бил меня с 12:00 часов дня до 22:00 ночи». От таксиста требовали признаний в вымогательстве и краже. Спустя некоторое время это уголовное дело будет прекращено.

За помощью Илхом обратился в Ошский офис ПД «Бир Дуйно Кыргызстан», рассказал об избиении и ухудшении здоровья. Он жаловался на тошноту, головокружение, телесные боли и ухудшение зрения. Были собраны все документы: медицинские заключения, фотографии со следами избиения.

В начале июня прокуратура вынесла постановление об отказе в возбуждении уголовного дела о применении пыток. Cослались на заключения двух судебно-медицинских экспертов, которые указали, что телесные повреждения (покраснения в области шеи, грудной клетки, живота) «могли образоваться от начеса или кожном раздражении, что не связано в травмой». То есть потерпевший сам нанес себе обширные по всему телу кожные повреждения! Далее в заключении говорится, что кровоподтек от действия тупого твердого предмета не соответствует срокам, указанным в обстоятельствах дела. А диагнозы о сотрясении головного мозга и отслойки сетчатки глаза не имеют подтверждения и вызывают сомнение. Таким образом, по мнению экспертов, травмы потерпевшего не могли быть вызваны травмой.

Юристы БДК по опыту знают, что качество экспертизы имеет определяющее значение в деле по пыткам. Оно дает возможность для обоснования отказов в возбуждении уголовного дела со стороны надзорных органов. Поэтому правозащитники обратились к независимому столичному эксперту Елене Халитовой. Проведенный ею анализ заключения СМЭ выявил множество недостатков, например, ошские эксперты не заполнили один из пунктов по выявлению последствий заживления после применения пыток. Халитова выразила недоумение по поводу: «Каким образом эксперты могли установить несоответствие времени получения травмы со сроками события без описания истории возникновения повреждений и их заживления?»

Халитова отметила игнорирование заключений врачей местных больниц: невропатолога и окулиста, указавших диагнозы о сотрясении головного мозга и отслоении сетчатки глаза. Она добавила, что отслоение сетчатки — тяжелое заболевание, которое при отсутствии должного лечения ведет к полной слепоте. «Одной из возможных причин отслоения сетчатки является травма глаза». Халитова сделала вывод, что Ошские эксперты не провели общую оценку состояния потерпевшего, не предоставили фотографии и схемы, хотя с момента получения повреждений прошло всего 2 дня. Выводы предоставлены не полно, в форме не заполнено 6 пунктов. Экспертиза проведена без учета рекомендаций Стамбульского протокола. Эксперт заключила, что потерпевший нуждается в обследовании ряда специалистов, имеющих опыт работы с пострадавшими от пыток и жестокого обращения, таких как: невропатолог, окулист, психиатр, психолог, травматолог.

Ошские эксперты указали, что потерпевший не имеет склонности ко лжи, получается, что таксист говорит правду о пытках, но самих пыток вроде как и не было? Все это было озвучено в судах двух инстанций и в обоих случаях суды оставляли в силе постановление прокуратуры об отказе в возбуждении уголовного дела. Поэтому защита намерена обратиться в Верховный суд, чтобы добиться признания постановления прокуратуры незаконным и направления дела в Ошскую областную прокуратуру для принятия законного решения.

Работа по оказанию помощи осуществляется по проекту "Защита прав жертв пыток и жестокого обращения" поддержанного Фондом добровольных взносов ООН. Проект реализует ОО Правозащитное Движение "Бир Дуйно Кыргызстан".