3 ноября 2017 года, Совет Попечителей Фонда добровольных взносов ООН для помощи жертвам пыток, на 46-й Сессии Верховного Комиссариата ООН по Правам Человека принял рекомендации о поддержке проектного предложения «Защита прав жертв пыток и жестокого обращения» Правозащитного Движения «Бир Дуйно Кыргызстан».

В 2018 г. ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» внес значительный вклад в защиту прав жертв пыток и жестокого обращения, для которых юридическая поддержка является единственной возможностью получения помощи профессиональных юридических услуг.

Анализ всех кейсов показал, что в основном жертв пытают электрическим током, осуществляется удушение полиэтиленовым пакетом, противогазом, на руки одевают наручники, ноги связывают, наносят удары по лицу и телу, почкам, пяткам, жертв бьют тупым предметом, пластиковой бутылкой, чтобы не оставалось следов, также зафиксирован один случай изнасилования жертвы бутылкой, удержание жертвы в ледяной воде. Практически каждая жертва пыток и жестокого обращения переносит психологическую травму, каждой жертве наносится вред физическому здоровью, разной тяжести.

Последствия пыток: закрытые черепно-мозговые травмы, сотрясение головного мозга, ушиб мягких тканей височной области слева, смерть в результате черепно-мозговой травмы, слепота правого глаза, цирроз печени, туберкулёзный менингит, угроза выкидыша, психологические травмы, посттравматический отит, сотрясение головного мозга, профессиональная непригодность после пыток.

Правовая помощь:

• Бир Дуйно Кыргызстан обеспечил доступ к юридической помощи для самых уязвимых групп граждан, национальных меньшинств, жертв пыток, осужденных к пожизненному лишению свободы после межэтнического конфликта на юге Кыргызстана в 2010 г.

• Организация придерживается четкого принципа о необходимости соблюдения прав человека при борьбе с экстремизмом и терроризмом, поэтому в рамках проекта оказывается помощь для жертв пыток и жестокого обращения, обвиненных в религиозном экстремизме, терроризме, так как за защиту данной группы жертв пыток берутся немногие правозащитные организации и адвокаты.

• Вся помощь была оказана на бесплатной основе, жертвы и их родные имели возможность получения юридического сопровождения на этапе следствия и в ходе судебных процессов, помощь в подготовке жалоб в Комитет ООН по правам человека при исчерпании внутренних механизмов защиты.

• Благодаря публикациям о кейсах жертв пыток в СМИ, в социальных сетях и на сайте организации, привлекалось внимание общественности к фактам нарушений и ограничению доступа к справедливому правосудию.

В рамках реализуемой деятельности мы смогли предоставить следующую помощь:

• 256 консультаций с учетом повторных консультаций: непосредственно для 58 жертв пыток, 99 родственников жертв пыток;

• Предоставлена адвокатская защита по 15 кейсам, для 20 жертв пыток предоставлена адвокатская защита;

• Возбуждено 2 уголовных дела по пыткам;

• На волонтерских началах сотрудники проекта ведут адвокатскую защиту 4-х жертв пыток по основному обвинению от защиты по факту применения пыток жертвы отказались, опасаясь ужесточения преследований и наказания;

• Направлены 3 жалобы в Комитет ООН по Правам человека.

• Опубликованы 48 материалов и 2 видео о кейсах жертв пыток взятых в производство, судебных процессах и интервью с адвокатами о барьерах в защите прав пострадавших от пыток граждан.
Анализ проблемы доступа к уголовному правосудию

I. Нарушения прав граждан на этапе задержаний, арестов:

• Приглашения в отделения на беседы в качестве свидетелей. Практика задержания оперативными сотрудниками и доставления подозреваемого в отделение милиции под видом беседы показала, что зачастую беседа представляет собой допрос с применением пыток и жестокого обращения. Допрос в качестве свидетеля не является задержанием, составление протокола о задержании может откладываться на неопределенное время. Поскольку реализация прав участников уголовного процесса напрямую связана с официально задокументированным признанием их процессуального статуса, лицо, задержанное по подозрению в совершении преступления, не может реализовать свои права, указанные в УПК КР, до момента признания его подозреваемым в соответствии с протоколом задержания.

• Несоблюдение прав при задержании. На практике сотрудники правоохранительных органов часто удерживают лиц на срок свыше трёх часов в неофициальных местах заключения, таких как служебные кабинеты сотрудников уголовного розыска, подвалы, патрульные машины, без оформления протокола о задержании и без связи с внешним миром (incommunicado), о его местонахождении не информированы члены семьи, адвокат или медицинские работники. Именно в эти первые часы задержания лица подвергаются пыткам и жестокому обращению.

• Доступ к профессиональной адвокатской защите. Одна из больших проблем – неэффективная адвокатская защита, предоставляемая в рамках Гарантированной государственной юридической помощи (ГГЮП), по причине зависимости ряда адвокатов от правоохранительных органов.

• Превышение продолжительности допросов. Согласно УПК КР, допрос не должен продолжаться непрерывно более четырех часов. Продолжение допроса допускается после перерыва не менее чем на один час для отдыха и принятия пищи, приём общая продолжительность допроса в течение дня не должна превышать восьми часов, однако на практике многие наши подзащитные сообщали о допросах и пытках, продолжавшихся более суток.

• Ограничение на доступ к адвокату. На практике не гарантируется право на незамедлительный доступ к адвокату наших подзащитных. Анализ кейсов показал, что некоторые подзащитные смогли встретиться с адвокатом через двое и более суток.

• Проблемы практики судебного санкционирования. Несмотря на конституционно закрепление положения о том, что каждое задержанное лицо в срочном порядке, до истечения 48 часов, доставляется в суд для решения вопроса о законности его задержания, до настоящего времени не существует чёткого механизма рассмотрения судами законности и обоснованности задержания. В большинстве случаев судьи удовлетворяют ходатайства органов следствия об избрании меры пресечения в виде заключения под стражу в отношении задержанных лиц, при этом основываясь лишь на тяжести совершенного преступления, что противоречит международным стандартам в части соблюдения права на свободу и неприкосновенность личности.

II. Доступ жертв к справедливому правосудию

• Доследственная проверка. В соответствии с действующим в 2018 г. уголовным законодательством следственные действия производятся после возбуждения уголовного дела (ст.158 УПК КР), кроме назначения экспертиз и осмотра места происшествия. В связи с чем, были проблемы с полноценным и всесторонним расследованием, которое, как правило, ограничивается получением объяснительных с заявителя и лиц, в отношении которых были жалобы. Полноценного, объективного расследования факта пыток не проводится.

• Доступ к правосудию. К сожалению, на сегодняшний день мы не можем констатировать справедливость судебной системы и равный доступ к справедливому судебному правосудию в нашей стране и защите прав жертв пыток. На сегодняшний день, очень сложно возбудить уголовные дела в отношении сотрудников правоохранительных органов применявших пытки, в случае возбуждения, очень часто суды становятся на сторону сотрудников. В январе 2018 г. во время судебного процесса жертвы пыток А.А., сама жертва находилась в клетке, в то время как 8 обвиняемых милиционеров, разместились в зале. Суд обосновал данную ситуацию тем, что А.А. находится под следствием по основному делу.

• Судебно-медицинская экспертиза. В качестве основного доказательства применения пыток служит заключение судебно-медицинской экспертизы, право на назначение экспертизы имеется у следователя, прокурора и суда. Практика показала затягивание назначение судебной медицинской экспертизы, пока следы пыток у жертвы не исчезли, что влияет на заключение. Поэтому, большинство отказов прокуратуры по заявлениям о пытках связаны по причине не нахождения судебными медицинскими экспертами следов пыток. Часть экспертиз являются неполными и необоснованными. Например, по кейсу Ш.Ш., он заявлял что в УГКНБ в Оше к нему после его задержания применяли пытки электрическим током, а именно привязав к его мизинцам провода, пускали разряд. Вместе с тем, в заключении СМЭ за №2067 от 26.09.2018г. указали на отсутствие следов поражений от тока на больших пальцах ног и сослались на грибковое заболевание. При этом не было упомянуто о травматических повреждениях на его мизинцах.

Более того, в этих экспертизах указывают, что нет причинной связи с заявленным инцидентом пыток и полученными травмами. При этом не предъявляя никаких обоснований этого утверждения. Например, У.И. заявлял, что его доставив в административное здание УВД Ошской области избили. В заключении СМЭ за №798 от 26.04.2018г. указали, что покраснения шеи, грудной клетки и живота могли быть образованы от начёса, которые не связаны с травмой; кровоподтёк на теле не соответствует указанному заявителем сроку, а диагноз ЗЧМТ вызывает сомнения, отслойка левой сетчатки глаза установленные частной клиникой «Авангард» не подтверждается объективными данными.

• Очень низкий уровень качества проверок по заявлению о пытках. В материалах об отказе уголовного дела не исследуются, точное время доставления в здание правоохранительного органа, время нахождения в кабинете следователя, доступ к адвокату с момента доставления. Не фиксируют на цветное фото телесные повреждения. При обжаловании об отказе в возбуждении уголовного дела следователя, прокурор несмотря на явные нарушения законности, выступает против отправления дела на дополнительную проверку.

• Недопустимость доказательств. Следует отметить проблемы не функционирования института исключения недопустимых доказательств, который должен стать эффективным инструментом в борьбе с фальсификациями доказательств, в том числе полученных путём применения пыток. Например, объяснительные записки, полученные без участия адвокатов; показания близких родственников, полученные принудительно. Как показал анализ по всем обращениям жертв пыток, органы прокуратуры отказывали в возбуждении уголовного дела, хотя ими и их адвокатами предъявлялись убедительные доказательства. В течение 2018г. нам удалось возбудить 2 уголовных дела в отношении сотрудников правоохранительных органов.

• Затягивание судебных процессов, проблема участия в судах жертв пыток. Большой проблемой в доступе к справедливому правосудию является затягивание судебных процессов, которые могут длиться в течение нескольких лет. Также наши адвокаты, выявили грубое нарушение прав жертв пыток на участие в судебных процессах, н-р А.А., задержанный в 20 января 2015г., только в январе 2019 года, впервые лично смог присутствовать на суде для дачи показаний в отношении сотрудников применявших пытки.

• Проблема правосознания жертв пыток. Остается низким уровень правосознания общества; жертвы, родственники жертв пыток предпочитают договориться с работниками милиции, чем устраивать долгие разборки в следствии и судах.

• Безопасность (физическое, материальное, процессуальное) свидетелей, потерпевших. В правоприменительной практике в связи с отсутствием эффективных мер по обеспечению безопасности, не мало жертв отказывались от своих заявленных требований или меняли свои показания. Например, Т.А. отказался от заявления после угроз о распространении порочащих сведений о членах его семьи.

• Безопасность адвокатов. Адвокаты громких, прецедентных пыточных дел с возбуждением уголовных дел в отношении сотрудников, могут получать угрозы, шантаж в свой адрес, проводиться обыски (Обыски офиса Бир Дуйно Кыргызстан и в домах адвокатов).

Изменения Уголовного законодательства

• В 2019 году, после вступления нового Уголовного законодательства, исключено понятие доследственной проверки. После заявления о пытках, будет проводиться проверка, с использованием всех необходимых следственных действий (например, очная ставка, распечаток телефонных переговоров, изъятие видеосъёмок и т.д.).

• Вводится институт следственного судьи, через которого также возможно добиться проведения следственных действий, например, депонирование показаний свидетеля. Возможно, это несколько облегчит проверку пыток и обеспечение прав жертв. Однако, насколько это эффективно, покажет практика.

• Подзащитные по статье 299 УК КР, обвиненные в хранении экстремистских материалов, будут иметь возможность пересмотра дела.
Дальнейшая деятельность:

• Адвокаты ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» обеспокоены загруженностью судов, необходимостью повышения компетенции и профессионализма в связи, с чем юристы БДК намерены вести мониторинг судебных процессов жертв пыток;

• Планируется обобщить дела в связи с принятием нового уголовного законодательства. Подзащитные по статье 299 УК КР, обвиненные в хранении экстремистских материалов, будут иметь возможность пересмотра дела;

• В рамках проекта «Защита прав жертв пыток и жестокого обращения» 2019г. Правозащитного Движения «Бир Дуйно Кыргызстан» будут приняты два стратегических кейса жертв пыток из числа кыргызских трудящихся мигрантов в Российской Федерации и Республике Казахстан;

• Бир Дуйно Кыргызстан намерен работать по усилению национальных институтов по правам человека Института Омбудсмена и НЦПП для их соотвествия международным принципам и стандартам.