news

Вопрос адвокатов: «В чем заключается цель распространения экстремистских материалов?»

После введения нового уголовного законодательства, в частности, изменений по части хранения экстремистских материалов с целью распространения, у адвокатов и правозащитников появились вопросы относительно правоприменительной практики. По схожим делам суды принимают разные решения: в каких-то случаях дела прекращаются, в других — нет.

В прошлом году сотрудники Ошского представительства ПД «Бир Дуйно Кыргызстан» вели работу по более двадцати кейсам по обвинению в хранении и распространении экстремистских материалов. Были поданы заявления о прекращении дел в связи с декриминализацией деяния согласно новому уголовному законодательству (в преступлениях экстремистской направленности убрали обвинение в хранении материалов, оставив — хранение с целью распространения). В итоге 11 дел были прекращены в связи с декриминализацией деяния, одно дело прекращено в связи с истечением давности привлечения к ответственности, а по 10 делам суды отказали в прекращении. По нескольким делам были снижены сроки наказания.

Например, 54-летняя женщина, мать двоих несовершеннолетних детей И.П., осужденная на 3 года лишения свободы за хранение религиозно-экстремистских материалов, в 2019 году была освобождена от уголовной ответственности в связи с декриминализацией деяния.

В деле 26-летней Бурулай Рахманжан кызы пока не удалось добиться прекращения уголовного дела по схожей статье. В связи с наличием малолетних детей ей предоставлена отсрочка исполнения приговора, связанного с лишением свободы.

Два года назад 52-летний отец шестерых детей У.И. был осужден на 8 лет лишения свободы за то, что хранил в блокноте стихи религиозного содержания, которые отправлял ему его сын. Мужчина говорил, что эти стихи — память о сыне. В 2019 году дело было прекращено в связи с декриминализацией деяния.

За хранение песен религиозного содержания (нашидов) в электронной почте и на личной странице в социальной сети 25-летний Б.М. был осужден на 3 года. В 2019 году дело было прекращено в связи с декриминализацией деяния.

Подобная практика вызывает вопросы у адвокатов, остается неясным, по каким критериям дела прекращаются, по каким нет. Что суд считает «целью распространения»? Адвокаты акцентируют внимание на отсутствии четкого определения «цели распространения», что приводит к тому, что суды по-разному интерпретируют эту статью обвинения.

Сравнение двух статей старого и действующего уголовных кодексов

В старом УК КР по статье 299 прим. 2 каждое слово образовывало состав преступления с возможным сроком наказания до 10 лет лишения свободы: «Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов». Правозащитники напоминают, что нельзя осуждать человека, что он, к примеру, хранит материал, нужно установить умысел хранения и доказать, что его преступность. На практике сотни граждан были осуждены за хранение экстремистских материалов по статье 299 прим.2. старого УК КР.

В статье 315 действующего УК КР указано: «Изготовление, распространение, перевозка или пересылка экстремистских материалов либо их приобретение или хранение с целью распространения». Под словом «распространение» следует понимать деятельность, направленную на ознакомление с материалами неограниченного круга лиц, в том числе через интернет. Если сотрудник правоохранительных органов в сейфе хранит экстремистский материал, который он передает прокурору, тот — в суд, является ли это распространением? Но не всякое распространение подлежит наказанию. Распространение должно быть с умыслом — «зачем я его распространяю?»

Лайк — одобрил, репост — распространил?

Бывает, когда гражданин не знает, какого содержания материал хранится у него дома, например, у одного мужчины на полке стояла книга, подаренная кем-то из знакомых. Она стояла как сувенир, у него не было умысла распространения, но ее наличие стало поводом для предъявления обвинения в хранении религиозно-экстремистских материалов.

Все больше дел с обвинениями в хранении и распространении материалов связаны с использованием интернета путем размещения информации в аккаунтах в соцсетях. Считаются ли лайки и репосты в социальных сетях распространением информации, а значит, поводом для предъявления обвинения и лишения свободы?

На практике не изучается, с какой целью был сделан репост, эксперты говорят, что для выявления умысла нужно анализировать все содержание блога/аккаунта. Чтобы понимать вероятность последствий надо обратить внимание не только на контекст, но и обстоятельства публикуемого материала, а также личность автора, его социальный статус, охват аудитории. В нормативно-правовых актах эти моменты не отражены, значит, не принимаются во внимание при предъявлении обвинения и вынесении приговора.

В суде не исследуются обстоятельства: «С какой целью этот файл находится в аккаунте человека?» «Было ли его распространение и какой вред был нанесен?» «Сколько человек просмотрели информацию, сколько было перепостов, был ли материал распространен дальше?» Обвинительный приговор основывается по факту обнаружения материала.

Осознанность преступления и соразмерность наказания

В связи с отсутствием обобщенной практики судов по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности, адвокат Валерьян Вахитов ссылается на Пленум Верховного суда РФ от 20 сентября 2018 года, где дается четкое понятие судам о том, что посты и лайки в соцсетях, на первый взгляд, обладающие признаками разжигания ненависти и вражды, не могут считаться преступлением, если они не представляют никакой опасности для общества, написаны и опубликованы без прямого умысла. Пленум разъяснил, что если пользователь разместил в интернете созданный им самим или другим лицом материал (аудио, текст, видео, изображение), содержащий признанную экстремистской информацию, то только в исключительных случаях это можно квалифицировать как возбуждение ненависти или вражды, а также унижение человеческого достоинства.

Должно быть установлено, что пользователь осознавал направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имел цель совершить названное преступление. Пленум отметил, что нужно учитывать все обстоятельства дела: контекст, факт личного создания материала, прочее содержание его страницы в соцсети, сведения о его деятельности и т. д. Важны также влияние информации на поведение аудитории, которой она была доступна, количество просмотров и др.

При вынесении обвинения нужно исходить из соразмерности наказания за деяние. Сначала надо доказать умысел распространения, привлечь к административной ответственности, если человек нарушит закон повторно, то - к уголовной. Сравнив законодательства стран Центральной Азии, отметил наличие формулировки как в статье 315 УК КР только в нашей стране на постсоветском пространстве.

Работа правозащитных организаций направлена на борьбу с насильственным экстремизмом и терроризмом, организации не допускают одобрения и/или оправдания этих явлений. Правозащитники прилагают усилия для сохранения стабильности государства. В контексте этой борьбы не должны нарушаться права граждан.