«Никто не должен подвергаться пыткам или жестоким, бесчеловечным или унижающим его достоинство обращению и наказанию». (Статья 5, Всеобщая декларация прав человека). Пожизненно осужденный Д.Д., находящийся в ГУИН №25 (бывшее СИЗО-5), пожаловался на применение пыток почти четырех летней давности.

В конце сентября этого года 30-летний Д.Д. рассказал адвокатам Ошского офиса «Бир Дуйно Кыргызстан» на применение пыток и жестокого обращения. С его слов, в конце декабря 2015 года после задержания сотрудники Карасуйского РОВД вывезли его в неизвестном направлении, где несколько человек сильно избили, душили, обливали холодной водой. Они требовали признания в преступлении. Затем его привезли в здание РОВД, приволокли в кабинет, так как он не мог самостоятельно передвигаться. Ночью избиение продолжилось, ему сломали мизинцы обеих рук, выбили зуб. По его словам, в течение 10-ти дней по ночам его выводили в душевую комнату и поливали холодной водой. Также он рассказал, что после того, как дело передали в УГКНБ г.Ош и Ошской области, его пытали электрическим током, кололи иглами между ногтей, лицо возле глаз, что он терял зрение на некоторое время. «Пытки продолжались по несколько часов 4-5 суток, когда я окончательно потерял здоровье и не мог передвигаться, меня заставили подписать какие-то бумаги, после чего пытки были приостановлены».

Были направили заявления в региональное представительство Национального Центра против пыток (НЦПП), Военную прокуратуру Ошского гарнизона о возбуждении уголовного дела по факту применения пыток. Проведенная судебно-медицинская экспертиза не выявила телесных повреждений, так как с момента избиения прошло 3 года и 8 месяцев. Судебно-психиатрическая экспертиза не выявила у Д.Д. склонности ко лжи, а «изложенные потерпевшим действия сотрудников милиции не нанесли ему страданий».

Независимый эксперт Елена Халитова дала рецензию на заключение судебно-медицинской экспертизы: отсутствие телесных повреждений объясняется тем, что за почти 4 года они зажили естественным путем.

«Физические следы пыток могут отличаться в зависимости от интенсивности, частоты и продолжительности жестокого обращения. Некоторые разновидности пыток могут не оставлять видимых следов, но иметь иные последствия… Данные медицинского осмотра могут находиться в пределах нормы, но это ни в коей мере не опровергает заявления о пытках. Подробное заключение с показаиями пациента, касающееся острых повреждений и последующего процесса заживления, часто является важным источником доказательств, подтверждающих конкретные заявления о пытках или жестоком обращении» - говорится в Стамбульском протоколе в главе «Физические доказательства пыток».

Эксперт Е.Халитова сделала выводы, что СМЭ является неполной, нет оценки общего состояния, не выявлены возможные причины болей в сердце и головных болей, искривление мизинцев обеих рук не оценена по степени соответствия согласно принятым документам (Стамбульскому протоколу, Практическому руководству для медицинских специалистов и т. д.). Халитова добавила, что дальнейшую оценку здоровья Д.Д. смогут оценить специалисты: невропатолог, терапевт, психолог — врачи, имеющие опыт работы с лицами, пострадавшими от пыток и жестокого обращения.

Другой независимый эксперт Тынчтык Асанов выдал рецензию на заключение судебно-психиатрической экспертизы. Он сделал выводы, что СПЭ свидетельствует о небрежности оформления, неполном экспертном исследовании, несоответствии требованиям Руководства. В целом, СПЭ не соответствует принципам судебно-экспертной деятельности, «что позволяет поставить под сомнение объективность, всесторонность и полноту исследования, а также научную обоснованность экспертных выводов». Диагноз СПЭ «психически здоров» является необоснованным, заключил Т.Асанов.

Дело находится на досудебном расследовании в Военной прокуратуре Ошского гарнизона.

##

Работа по оказанию помощи осуществляется по проекту "Защита прав жертв пыток и жестокого обращения" поддержанного Фондом добровольных взносов ООН. Проект реализует ОО Правозащитное Движение "Бир Дуйно Кыргызстан".