Месяц назад мы сообщали о деле К.А., осужденного на 3 года лишения свободы за найденный в его доме диск с записями (https://bitly.su/w3zuGlp). Подобных дел в практике юристов «Бир Дуйно Кыргызстан» немало, все они имеют схожие системные нарушения. Подробнее изучим смысл предъявленных обвинений в хранении экстремистских материалов (статья 299-2, ч.1 УК КР от 1997 года).

Заключение специалиста Государственной Комиссии по делам религии по южному региону говорит о том, что на диске имеются видеозаписи, имеющие отношение к одной из запрещенных религиозно-экстремистских организаций, чья деятельность на территории Кыргызстана запрещена на основании судебного решения. В экспертизе нет данных о том, что эти конкретные видеозаписи с диска являются экстремистскими, признанными судом согласно установленным нормам. Получается, человека обвиняют в хранении материалов, которые не были признаны судом экстремистскими, не внесены в список, который размещен на официальных сайтах.

Обвинение в хранении экстремистского материала и запрет деятельности организации — разные понятия, указывают правозащитники. Судебное решение о запрете деятельности организации не может означать, что найденные видеозаписи на диске являются экстремистскими.

В Законе «О противодействии экстремистской деятельности» говорится, что экстремистским материалом может быть документ или информация на иных носителях, призывающая к осуществлению экстремистской деятельности, либо обосновывающая или оправдывающая такую деятельность. В заключении Госкомиссии по делам религии не указано ни одного признака, что исследованный материал является экстремистским.

Каким образом факт хранения дома диска с видеозаписями запрещенной организации, может нарушать права и репутацию других лиц, угрожать государственной безопасности, общественному порядку, здоровью или нравственности населения?

Следует отметить, что с начала года действует новое уголовное законодательство, согласно которому хранение экстремистских материалов является преступлением только в случае наличия цели распространения. В материалах уголовного дела имеет место факт обнаружения диска, нет доказательств умысла его распространения. Юристы напоминают, что производство по делу подлежит прекращению в связи с декриминализацией деяния.

Эти и многие другие доводы адвокаты отразили в кассационной жалобе по делу К.А., направленной в Верховный суд. Ранее, суды двух инстанций в Оше приговорили его к трем годам лишения свободы. Адвокаты просят отменить прежние приговоры и прекратить уголовное дело.

В делах по обвинению в экстремизме правозащитники систематически акцентируют внимание на одних и тех моментах. Это касается реализации норм признания материалов экстремистскими, качества экспертиз, обеспечения справедливого судопроизводства.