На прошедшей в Баткене экспертной встрече «Защита и продвижение прав человека в контексте усилий государства по предупреждению насильственного экстремизма» Ошский адвокат Валерьян Вахитов рассказал о правоприменительной практике по делам, связанным с насильственным экстремизмом. Он заметил, что некоторые граждане привлекаются по незнанию, из-за несовершенств законодательства, несоответствия международным нормам. «Мы не можем говорить, что все они невиновные. Но все они получают обвинительные приговоры».

Адвокат отметил введение нового уголовного законодательства, что является важным шагом на пути построения правового государства. Он акцентировал внимание на декриминализации уголовного законодательства, сделал сравнительный анализ двух статей: статьи 299 прим.2 старого УК КР и статьи 315 действующего кодекса.

По статье 299 прим.2 каждое слово образовывало состав преступления с возможным сроком наказания до 10 лет лишения свободы: «Приобретение, изготовление, хранение, распространение, перевозка и пересылка экстремистских материалов». Правозащитники неоднократно говорили о том, что нельзя осуждать человека, что он, к примеру, хранит материал, нужно установить умысел хранения и доказать, что его преступность. На практике сотни граждан были осуждены за хранение экстремистских материалов по статье 299 прим.2. старого УК КР.

В статье 315 действующего УК КР указано: «Изготовление, распространение экстремистских материалов», под словом «распространение» следует понимать деятельность, направленную на ознакомление с ними неограниченного круга лиц, в том числе через интернет. Адвокат привел сравнение, когда сотрудник правоохранительных органов в сейфе хранит экстремистский материал, который он передает прокурору, тот — в суд, то есть происходит распространение. Но не всякое распространение подлежит наказанию! Распространение должно быть с умыслом — «зачем я его распространяю?»

t2

Был пример из практики, когда гражданин пришел в милицию и показал аудио запись, чтобы сотрудники ему сообщили, является ли она «неправильной». Сотрудники передали запись специалистам Государственной Комиссии по делам религии, которые сообщили, что запись противоречит Конституции и законам страны. В итоге, гражданина осудили на 3 года. Адвокат напомнил о соблюдении прав, опыт показывает, что если человек считает, что его незаконно осудили, то он будет радикализоваться.

Адвокат напомнил, что нужно исходить из соразмерности наказания за деяние. Сначала надо доказать умысел распространения, привлечь к административной ответственности, если человек нарушит закон, то потом к уголовной. Он сравнил законодательство стран Центральной Азии, отметив наличие формулировки как в статье 315 УК КР только в нашей стране на постсоветском пространстве.

Следующий вопрос — соблюдение статьи 29 Конституции КР о праве на тайну личной переписки, телефонных и иных переговоров, электронных и иных сообщений. Ограничение этих прав допускается только в соответствии с законом и исключительно на основании судебного акта. Обычно это право нарушается со стороны сотрудников Службы по противодействию экстремизму и незаконной миграции МВД, когда без судебного акта происходит изъятие личных материалов.

Доказательства, добытые с нарушениями, не могут быть положены в основу обвинения, об этом адвокаты постоянно заявляют в суде, но суд не исключает их. «Если бы суды были бы более независимы, то и качество прокурорской и адвокатской работы было бы выше».

Возвращаясь к старой статье 299 прим.2, адвокат напомнил о законе «О введении в действие» кодексов, где были указаны статьи, по которым подлежит пересмотр дел по декриминализации, но статья 299 прим.2 была упущена. Со слов адвоката, было рекомендовано ссылаться на Конституцию. На практике в разных случаях суды выносят разные решения по декриминализации: в одном деле жалоба о прекращении уголовного дела была удовлетворена, в другом деле — нет. Что делать адвокатам?

В связи с отсутствием обобщенной практики судов по уголовным делам о преступлениях экстремистской направленности, адвокат сослался на Пленум Верховного суда РФ от 20 сентября 2018 года, где дается четкое понятие судам о том, что посты и лайки в соцсетях, на первый взгляд, обладающие признаками разжигания ненависти и вражды, не могут считаться преступлением, если они не представляют никакой опасности для общества, написаны и опубликованы без прямого умысла. Пленум разъяснил, что если пользователь разместил в интернете созданный им самим или другим лицом материал (аудио, текст, видео, изображение), содержащий признанную экстремистской информацию, то это можно квалифицировать как возбуждение ненависти или вражды, а также унижение человеческого достоинства только в исключительных случаях. Должно быть установлено, что пользователь осознавал направленность деяния на нарушение основ конституционного строя, а также имел цель совершить названное преступление. Пленум отметил, что нужно учитывать все обстоятельства дела: контекст, факт личного создания материала, прочее содержание его страницы в соцсети, сведения о его деятельности и т. д. Важны также влияние информации на поведение аудитории, которой она была доступна, количество просмотров и др.

Адвокат привел в пример дело Абдуллоха Нурматова, осужденного за лайки и репосты в соцсетях, дело бывшего имама мечети Рашота Камалова, осужденного за распространение экстремистских материалов. Он добавил, что один и тот же сотрудник Госкомиссии по делам религии по южному региону по содержанию DVD дисков с одинаковой информацией дал два разных заключения: в одном уголовном деле содержание диска признано противоречащим Конституции КР, в другом деле — нет. Этот сотрудник не был привлечен к ответственности. Адвокат немного рассказал о сложностях качеством экспертиз по делам экстремистской направленности. Также он напомнил о том, что привлечение к уголовной ответственности должно основываться на том, что материалы должны быть признанными экстремистскими и находиться в списке на сайте Министерства юстиции КР. На практике людей привлекают к ответственности за хранение и распространение материалов, которые еще не были признаны судом экстремистскими и не были включены в список запрещенных материалов. Граждане могут не знать, не понимать содержание материала, но его осуждают за его хранение. Нужно говорить о восполнении пробелов следствия.

Адвокат ответил, что у всех одна цель — обеспечение прав человека в контексте борьбы с насильственным экстремизмом и терроризмом, которая достигается разными путями согласно обязанностям.

В завершении выступления, адвокат заметил: «Когда адвокаты слышат в свой адрес: «Вы защищаете экстремистов», они отвечают: «Мы защищаем людей! Мы стараемся облегчить их положение. Мы указываем на проблемы в законодательстве».

##

Правозащитное Движение «Бир Дуйно Кыргызстан» поддерживает основные принципы
реализации Программы Правительства Кыргызской Республики по противодействию экстремизму и терроризму на 2017-2022 годы. С марта этого года БДК реализует проект «Защита и продвижение прав человека в контексте усилий государства по предупреждению насильственного экстремизма» при поддержке Офиса ООН по правам человека в Центральной Азии при финансировании Европейского Союза и Фонда миростроительства ООН.